В перинатальном центре в Харькове медики искалечили новорожденную девочку.

Об этом изданию 057.ua рассказали родители ребенка Марина и Алексей Мозуль.

Марина и Алексей Мозуль ждали девочку. У Марины шла 36-я неделя беременности. Женщина должна была заключить договор о родах в перинатальном центре с Тамарой Падалко (врач акушер-гинеколог), но у Марины не было одного из анализов в обменной карте беременной. Варч предложила подписать договор позже, когда будет необходимый анализ.

Впрочем, уже через некоторое время у женщины отошли воды, муж с женой позвонили к врачу Падалко, и та сказала им ехать в перинатальный центр. На месте женщину начали выгонять, чтобы ехала по месту жительства. Женщина уверяет, ее не имели права отправлять в другой роддом. 

Популярные статьи сейчас

Синютка может отобрать мэрское кресло у Садового - последние данные экзитпола

Кличко уделал Притулу и Верещук в первом туре - смысла продолжать нет

42-летняя женщина ждала тройню, но роды стали шоковой терапией для всех: "Я вижу еще ножки"

В семье Комарова из "Мира наизнанку" долгожданное пополнение, уже известен пол малыша

Показать еще

"26 июня мы вписали все необходимое в карту и в понедельник 29 планировали ехать и подписывать договор. Его можно подписать до 37-ми недель беременности, у меня же был срок - 36 недель. В субботу днем в час дня у меня отошли воды. Муж позвонил Падалко, и она сказала нам ехать в роддом. Мы приехали в перинатальный центр на 602 микрорайоне. Меня встретила заведующая акушерским отделением Коротыч Валентина Николаевна и начала выгонять меня с криками, мол "езжайте по месту жительства", - рассказывает Марина.

"Коротыч кричала "у вас уже 37 недель, а не 36", как было на самом деле. Мы ей говорим – мы уже договорились с Падалко. Только тогда она отправила меня в палату. Мы приехали туда примерно в 14.30. Коротыч говорит "в 17.00 придет дежурный врач и посмотрит тебя". Но в 16.30 у меня начинает идти кровь", - вспоминает харьковчанка.

Через несколько часов у роженицы пошла кровь и девушка пошла в ординаторскую . На это врачи смены отреагировали неохотно, осмотрели пациентку, не увидели "ничего страшного" и отправили в палату. 

 Марина с этим не согласилась, так как у нее это уже вторая беременность, потому настояла сделать осмотр – слишком сильно у девушки шла кровь.

"Они переглянулись и нехотя сказали мне «иди – сейчас посмотрим». На кресле меня смотрела Салтанова. Она сказала «я не знаю откуда идет кровь. Я что-то нащупала перед головой у ребенка, может это плацента отслаивается». Она поворачивается к Коротыч и говорит – наденьте перчатку и посмотрите вы, я не понимаю. Коротыч отвечает просто – «не хочу»… Я их просила сделать мне УЗИ, но мне сказали, что УЗИ в родильном доме в субботу не работает. Мне сказали идти в палату. Примерно через час ко мне пришли еще два врача – спросили температуру, она была 37,5, хотя при поступлении была 36,6. Спросили, идет ли кровь. Я сказала – да. Схваток нет, а они – будем ждать схватки. Стимуляцию мне никто не делал", – рассказывает роженица.

"В 20.00 в роддоме сменились доктора. Пришел Распутько Алексей. Его поставили в известность, что рожать я хочу с Падалко. Когда Распутько понял, что я буду платить Падалко – у него пропал ко мне интерес. Он начал меня смотреть, ему Салтанова доложила все, что со мной было. Он бегло просмотрел и сказал "все хорошо, иди в палату. Приду в 4 утра, и будем что-то думать". В час ночи у меня начались слабые схватки. Я уже рожала и знаю, что не такие бывают схватки. Я нашла акушерку, которая набрала Распутько, он ответил "слабое раскрытие, иди, спи, в 4 приду". В 3.40 утра из меня начинают выпадать огромные сгустки крови...", - вспоминает девушка.

Марина дошла до ординаторской. Там увидели кровь по всему полу и отправили девушку обратно в палату – ждать Распутько. Врач пришел и сразу сказал, что будет делать экстренное кесарево сечение.

"Меня отправили на 5 этаж готовить к операции, уже, когда все было готово – Распутько не было. Падалко так и не приехала. Была дорога каждая секунда. На следующий день я узнала, что, когда нужна была помощь, у другой девочки были естественные роды и он их принимал. На 5 этажей там был только 1 дежурный доктор. Наркоз сделали мне общий. Дальше что было, не знаю, ребенка забрали сразу в реанимацию. Как только отошла от наркоза спросила – где мой ребенок, а мне не отвечают, говорят "звони мужу", - говорит со слезами девушка.

Муж Марины, Алексей сказал, что ребенка он увидел только в 8 утра. 

"Мне просто сказали – ребенок в реанимации, в тяжелом состоянии. Я пришел поговорить с врачом Распутько, а он мне говорит «вы поймите, есть то, что от нас не зависит, это сосуд лопнул». Это маловероятно, ведь у ребенка был пониженный гемоглобин. У моей дочери была и остановка сердца, и асфиксия тяжелой степени. Гипоксия началась гораздо раньше, чем сделали кесарево сечение. Я не буду даже учитывать те моменты, когда нам хамили и грубили. Я хочу уберечь жизни других матерей от таких врачей", - говорит Алексей.

Сейчас  ребенок привязан к больнице. Девочка не может сама глотать – может захлебнуться. У нее задеты участки мозга. У нее нет рефлексов. Она не будет ни ходить, ни говорить. У нее длительная гипоксия, из-за чего у девочки отсутствует сознание.

"Уже после родов я спросила «почему так»? Врач мне отвечал "лопнул сосуд пуповины", потом сказал "это все отслойка плаценты". В выписке они написали мне, что я поступила на 37 неделе, хотя было еще 36 недель, о чем есть документы", - добавила Марина.

Заместитель городского головы по вопросам здравоохранения и социальной защиты населения Светлана Горбунова-Рубан нам заявила, что еще не слышала об этом случае.

"Я пока что не в курсе этой ситуации, знаю про другого тяжелого ребенка. В понедельник я буду в Харькове и изучу весь вопрос", - сказала Горбунова-Рубан.

Руководитель уголовной практики адвокатского объединения «Рияко и партнеры», медицинский адвокат Зинаида Чуприна уверяет – в данной ситуации целиком виноваты врачи.

"Безусловно, что роддом не имел права не принять роженицу. В некотором смысле процесс родоразрешения можно отнести к экстренному состоянию, которое требует немедленного предоставления медицинской помощи, ведь речь идет о жизни и здоровье роженицы и младенца. Главной задачей врачей во время родов является предоставление медицинской помощи и обеспечение безопасности матери и ребенка как во время родов так и в послеродовой период. На врачей возлагается обязанность тщательно "мониторить" состояние роженицы и плода и следить за тем как проходит родовая деятельность и развиваются роды. Если во время родов возникают осложнения, то врачи должны безотлагательно реагировать на эти проявления для того чтобы максимально свести к минимуму все риски, сохранить жизнь и здоровье матери и способствовать рождению здоровенького малыша. Из описанной ситуации становится очевидным, что все эти требования были нарушены, что и привело к тяжким последствиям", - рассказывает медадвокат.

Обязательно подпишись на наш канал в Viber, чтобы не пропустить самое интересное

Напомним, ранее Молодая мамочка обвинила акушеров в страшном, ребенку страдать всю жизнь: "Раздавили ей череп"

Как сообщает портал  «Знай.ua» Три дня рожала мертвого ребенка – на Львовщине врач-акушер пойдет под суд за халатность

Также «Знай.ua» писал, что В Луцке младенец впал в кому после прививки: кто виноват